НАСТРОЙ ПРОТИВ ЗАИКАНИЯ

Меня ничем не возьмешь, меня ничем не запугаешь. Я всегда могу соразмерить свое речевое усилие и говорить с усилием в десять раз меньше, в сто раз меньше. Если трудная обстановка, я могу сделать еще меньшее речевое усилие и могу наметить практически любой запас прочности. И отсюда-то исходит моя уверенность в том, что я действительно могу сказать совершенно легко, абсолютно свободно. Я могу получить практически любой запас надежности, любой запас прочности хорошего произношения, легкого произношения. И потому, конечно, меня ничем не запугаешь. Я упорнейшим образом учусь говорить с любой частью обычного усилия - с 1/10, с 1/100, с 1/1000. И могу соразмерить свое речевое усилие с той обстановкой, в которой мне надо говорить. И на любую обстановку, и на любую жизненную ситуацию, я могу получить любой, желательный мне запас надежности, запас прочности, легкого, абсолютно легкого произношения. Потому-то я всегда и говорю смело-уверенно. И иду на разговор в любой обстановке, с любым человеком смело-уверенно.

Потому-то я беспредельно убежден в том, что явсегда могу сказать хорошо, могу сказать легко-легко, абсолютно-свободно. Потому-то я и не волнуюсь. Другие люди, даже с нормальной речью в обычных условиях, начинают заикаться на экзаменах или в какой-нибудь другой трудной обстановке, потому что они не умеют соразмерить свои усилия, а я умею. Так, у меня еще больше запас надежности, еще больше запас прочности хорошего легкого произношения, по сравнению с обычными здоровыми людьми. И тем более я непоколебимо уверен в том, что я всегда могу сказать легко-легко, абсолютно свободно. Я это твердо знаю, как действительный факт. Я на самом деле всегда могу сказать легко-легко, абсолютно свободно. Потому-то я и иду на речевое общение смело-уверенно, в любой обстановке, с любыми незнакомыми людьми.

Я способен безгранично, практически безгранично управлять степенью своего речевого усилия. И могу говорить практически с любой степенью речевого усилия, с любой степенью речевого напряжения. Таким образом, я могу создать практически любой запас прочности, любой запас надежности, абсолютно легкого, абсолютно свободного произношения. Потому-то я и иду на речевой контакт с людьми смело-уверенно. Я всегда говорю беспредельно смело, беспредельно уверенно в том, что я всегда скажу хорошо-красиво, легко-легко, абсолютно свободно.

У меня хорошая речь. У меня хорошая речь. Меня всегда с удовольствием слушают другие люди. Все мои товарищи знают, что в любой трудной обстановке я могу сказать хорошо. И на занятиях в институте, на всевозможных семинарах я всегда выступаю смело-уверенно. Всегда могу сказать легко-легко, абсолютно свободно. Я действительно человек смелый, твердо, беспредельно твердо уверенный в себе. Я все смею, все могу и ничего не боюсь. Я в любой обстановке беспредельно управляю своей речью. Управляю степенью своего речевого усилия.

Я сейчас стараюсь как можно ярче представить, о чем идет речь. Я беспредельно управляю степенью своего речевого усилия. Во всякой трудной обстановке я беспредельно управляю степенью своего речевого усилия и потому всегда могу сказать легко-легко, абсолютно свободно. У меня молодые-здоровые нервы. Самые крепкие, самые здоровые нервы в области головы. В области головы самые здоровые, самые прочно-спокойные нервы.

В области глаз молодые нервы - здоровые, прочные-спокойные. В области глаз молодые нервы - здоровы, прочно-спокойны. Глаза - здоровые, спокойные. Глаза - здоровые-спокойные. Все нервы в области головы устойчиво-здоровы, прочно-спокойны.

У меня сильная воля. Я безгранично управляю собой. Я безгранично управляю собой. Я безгранично управляю всей деятельностью своего организма. Я всегда могу говорить с любой степенью речевого усилия, с любой степенью речевого напряжения. С какой степенью речевого усилия хочу говорить, - с такой и говорю. Я беспредельно управляю степенью своего речевого усилия: с какой степенью речевого усилия хочу говорить, - с такой и говорю. Я беспредельно управляю степенью своего речевого усилия. И всегда создаю достаточный запас прочности, запас надежности хорошего произношения. Потому-то я и говорю всегда в жизни в любой обстановке смело-уверенно.

Я человек с безграничными, с абсолютно безграничными речевыми возможностями. Я как хочу, - так и говорю: хочу - громко, хочу - быстро, хочу - с меньшим, хочу - с большим речевым усилием. Всегда имею при этом достаточный запас прочности, надежности хорошего легкого произношения. У меня безграничные речевые возможности. Я стараюсь упорнейшим образом учиться преодолевать абсолютно все свои сомнения в том, что я всегда могу создать нужный, желательный мне запас прочности, запас надежности хорошего произношения. У меня в этом действительно нет ни малейших сомнений.

Я ярко, ярко-твердо представляю себя человеком, который всегда может, во всякой обстановке сказать хорошо, легко-легко, абсолютно свободно. Ведь голосовые связки работают абсолютно свободно, с любой силой, работают абсолютно свободно. Я могу говорить очень громко абсолютно ленивыми губами, абсолютно ленивым языком. Я могу говорить очень громко, очень громко, беспредельно громко. Я могу говорить в полную силу голоса, абсолютно ленивыми губами, абсолютно ленивым языком, с минимальным-ничтожным речевым усилием, с ничтожным напряжением мышц губ и мышц языка. И потому я могу говорить абсолютно свободно громким голосом. И при громкой речи я точно так же, как и при спокойной речи могу создать практически любой желательный, любой желательный запас прочности, запас надежности абсолютно свободного произношения.

Головной мозг пропускает в речевые мышцы минимум возбуждения, пропускает то возбуждение минимальной силы, которое необходимо для абсолютно свободной работы всех речевых органов, языка и губ.

Я стараюсь как можно ярче представить, о чем идет речь. Вот в автомобиле полный бак бензина. Однако в цилиндр поступает все время то минимальное количество, которое может пройти через жиклёр карбюратора. В карбюраторе есть такое прокалиброванное отверстие, которое может пропустить только строго определенное необходимое количество бензина в цилиндр. Вот так и в головном мозгу образуется у меня своего рода "жиклёр", который пропускает в речевые мышцы тот минимум возбуждения, которое необходимо для абсолютно свободной работы речевых мышц и всех речевых органов. Как бы сильно ни был я возбужден, какое бы сильное ни было возбуждение во всей нервной системе, все равно в речевые органы не может пройти более сильное возбуждение, чем то, которое необходимо для абсолютно свободной работы всех речевых органов. Я стараюсь как можно глубже понять и осмыслить этот процесс.

Головной мозг управляет силой возбуждения, которое он пропускает в речевые органы. И теперь я могу говорить абсолютно свободно в любой обстановке. Как бы я ни был сам сильно возбужден, головной мозг все равно пропускает в речевые мышцы только минимум возбуждения, которое необходимо для абсолютно свободной, беспредельно свободной речи. Теперь у меня в головном мозгу существует "жиклёр", который не пропускает в речевые мышцы возбуждение сильнее того, которое необходимо для минимального напряжения мышц языка и губ, которое необходимо для того минимального напряжения мышц и губ, чтобы я мог говорить. Теперь все мышцы языка и губ могут напрягаться только лишь ничтожно слабо, ничтожно слабо.

Головной мозг никогда теперь не пропускает в речевые мышцы более сильного возбуждения, чем то, которое необходимо для абсолютно свободной, беспредельно свободной речи. Я могу быть сам очень возбужден, раздражен, я могу выполнять тяжелейшую физическую работу, поднимать тяжести, переносить тяжесть, выполнять тяжелейшие физические упражнения, а вот в речевые мышцы головной мозг все равно будет пропускать только минимум возбуждения, которое необходимо для абсолютно свободного произношения. Я теперь до конца понял, глубоко осмыслил, что на пути движения нервного возбуждения в речевые органы в головном мозгу есть "жиклёр", сквозь который не может пройти более сильное возбуждение, чем то, которое необходимо для абсолютно свободного произношения. Все больше расслабляются язык и губы во время речи. Все больше расслабляются язык и губы во время речи. Во время речи язык и губы полностью расслаблены. И потому говорю легко-легко, абсолютно свободно.

Я стараюсь ярко, твердо запомнить, что я действительно могу говорить легко-легко, абсолютно свободно. Я в этом уже убедился на практике. Головной мозг теперь пропускает в мышцы губ и языка только 1/10 часть той силы возбуждения, которое необходимо для абсолютно свободного произношения. Таким образом, У меня теперь существует десятикратный запас прочности, десятикратный запас надежности свободного произношения. И потому я теперь твердо знаю, что в любой обстановке я могу говорить смело-уверенно,так как твердо знаю, что речь будет абсолютно свободной, легкой-легкой, абсолютно свободной.

 Теперь головной мозг сам автоматически не пропускает в речевые мышцы возбуждение сильней того, которое необходимо для абсолютно свободного произношения. И потому я теперь о речи, о том, как теперь сказать, могу не думать. Теперь речевой механизм у меня работает автоматически, - помимо моего сознания. Точно так же, как автоматически работают ноги, когда я иду. Ведь я не думаю, в какой последовательности и как переставлять ноги, и как переносить центр тяжести тела при ходьбе. Также автоматически я всегда буду говорить. Ведь не думаю как идти, я только думаю, куда мне надо идти. Так и в речи. Я теперь буду думать о том, что мне надо сказать. А как говорить - это мозг сам все делает автоматически, - помимо моего сознания. И потому теперь я это твердо усвоил и никогда не буду больше думать о том, как сказать. Головной мозг теперь автоматически сам правильно и с большой надежностью управляет всеми речевыми органами. И потому теперь я говорю всегда легко-легко, абсолютно свободно. И начинаю говорить всегда легко-легко. Я твердо знаю, что я всегда могу сказать хорошо-легко-свободно.

У меня большой запас прочности, надежности хорошей речи. И потому я всегда говорю смело-уверенно. И начинаю говорить смело-уверенно. Я к речи отношусь также, как к ходьбе, как к самой обычной деятельности, которая не представляет для меня абсолютно никаких трудностей. Потому я и начинаю говорить абсолютно спокойно. Я начинаю говорить абсолютно спокойно. Начинаю говорить я всегда смело-уверенно, абсолютно спокойно. Я всегда начинаю говорить ленивыми губами. Я стараюсь как можно ярче представить начало речи ленивыми губами. Я стараюсь твердо помнить, что начинаю говорить ленивыми губами, ленивым языком. Начинаю говорить легко; когда меня, например, зовут к телефону, так я начинаю говорить так же легко, как начинаю ходьбу. Для меня совершенно все равно, что идти к телефону, что говорить по телефону.

Одинаково нет никаких трудностей ни в ходьбе, ни в речи. Начинаю говорить легко-легко. Начинаю говорить абсолютно спокойно. Я стараюсь это всегда ярко твердо помнить. Начинаю говорить я всегда абсолютно спокойно. При начале речи я весь насквозь абсолютно спокоен, как зеркальная гладь озера. В начале речи все мышцы языка и губ расслаблены. В начале речи все мышцы языка и губ расслаблены. Начинаю говорить ленивыми губами. Начинаю говорить ленивым языком. В начале речи я абсолютно спокоен, безмятежно спокоен. Начинаю говорить всегда смело-уверенно. Я твердо знаю, что я начну говорить легко-легко, абсолютно легко. Я твердо знаю, что я начну говорить легко-легко, абсолютно легко. Я твердо знаю, что в начале своей речи я абсолютно спокоен.

Я стараюсь как можно отчетливей почувствовать себя абсолютно спокойным в начале речи. Я стараюсь сейчас как можно отчетливей почувствовать, что я в начале речи абсолютно спокоен, как зеркальная гладь озера. Я начинаю говорить ленивыми губами, начинаю говорить ленивыми губами. Говорю легко-легко. Начинаю говорить легко-легко. В начале речи я абсолютно спокоен. В начале речи я абсолютно спокоен. В начале речи я абсолютно спокоен. Спокойно-спокойно, абсолютно спокойно начинаю говорить. Спокойно-спокойно, абсолютно спокойно начинаю говорить. Спокойно-спокойно, абсолютно спокойно начинаю говорить.

Стараюсь сейчас как можно ярче представить себя абсолютно спокойным в начале речи. Я все ярче и отчетливей представляю себя человеком с безграничными речевыми возможностями. Прежде чем начать говорить, я сам себе скажу: "Спокойно-спокойно, абсолютно спокойно. Ленивые губы. Ленивый язык. Спокойно-спокойно. Абсолютно спокойно. Ленивые губы. Ленивый язык. Спокойно-спокойно. Абсолютно спокойно. Ленивые губы". И после этого начинаю говорить легко-легко, абсолютно спокойно.

Я упорнейшим образом стараюсь начисто подавлять абсолютно все свои сомнения в том, что в начале речи я абсолютно спокоен. Совершенно спокоен. Я упорнейшим образом учусь начисто подавлять абсолютно все свои сомнения в том, что я в начале речи абсолютно спокоен, весь насквозь абсолютно спокоен, как зеркальная гладь озера. Я стараюсь как можно ярче представить себя абсолютно спокойным в начале речи. Я стараюсь как можно отчетливей почувствовать себя абсолютно спокойным в начале речи. Я стараюсь как можно глубже понять и до конца осмыслить, что этот рабочий, речевой настрой, который я сейчас так упорно стараюсь усвоить - пронизывает всю мою жизнь. Он входит в жизнь и заполняет собой всю жизнь.

ВЕРНУТЬСЯ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

   
ГЛАВНАЯ
История создания метода
Настрои красоты
Настрои для лечения сердца
Настрои для почек
Настрои против аллергии
Настрои для печени
Настрои против отложения солей
Настрои для органов дыхания
Настрои для пищеварения
Настрои для нормализации давления
Настрои для имунной системы
Настрои для нервной системы
Настрои для эндокринной системы
Настрои для кровообращения
Настрои против диабета
Настрои для отличного зрения
Настрои для усиления слуха
Настрои на здоровый сон
Настрои для опорно-двигательного аппарата
Настрои для женщин
Настрои для детей
Настрои для поджелудочной железы
Настрои для мужчин
Другие настрои
Экспресс-настрои для записывания
Настрои для развития способностей
Настрои на хорошие отношения
Настрои для усиления биополя
Настрои для релаксации
Настрои для развития личности
ЛУИЗА ХЕЙ
ЛИЗ БУРБО
ОЧИЩЕНИЕ ОРГАНИЗМА
АКУПРЕССУРА
СТАТЬИ ПО ПСИХОЛОГИИ
ДИЕТЫ и ФИТНЕС
АРОМАТЕРАПИЯ
БОЛЕЗНИ И ИХ ЛЕЧЕНИЕ
АУДИО- медитации
       
 
 
 
Copyright 2009-2016.